Как уменьшить свою церковь

Тим САТТЛ,
пастор, писатель, музикант, автор книг “Публичный Иисус”, “Евангельское социальное Евангелие?”

Пасторы и церкви ежегодно тратят сотни миллионов долларов, посещая конференции, покупая книги, нанимая консультантов, рекламщиков и маркетологов — и все это ради одной-единственной цели: увеличить посещаемость и сделать церковь крупнее.

Я абсолютно убежден, что это ошибочный подход.

Когда речь заходит о Церкви, «успех» — это скользкая тема. То, что образом наивысшего успеха для нас является распятый Мессия, означает, что любой разговор об успехе будет несовместим с мышлением в стиле «больше значит лучше». Тем не менее, больше и лучше — это именно то, к чему, похоже, сегодня стремится большинство церквей: стремление, которое так или иначе, как правило, оборачивается сентиментальностью и прагматизмом.

Сентиментальность и прагматизм — это два коварных удара в челюсть, которые бросили американскую Церковь на канаты, в то время как очередное поколение церковных лидеров нехотя уступает требованиям нашей потребительской культуры. Эти требования просты: скажи мне что-нибудь, от чего я почувствую себя лучше (сентиментальность для прихожанина), и скажи мне что-нибудь, что принесет осязаемый результат (прагматизм для церковного лидера). Вопрос в том, какое отношение эти требования имеют к тому, что значит быть церковью.

Сентиментальность — это материнское молоко для церкви, утратившей веру в то, что наша вера должна реально менять нашу жизнь. Вместо того, чтобы провозглашать воскресение из мертвых, сентиментальная церковь целиком посвящает воскресное богослужение празднованию «Дня матери» или «Дня отца», или, того хуже, Дня святого Валентина. Речь не о том, что нам не дороги наши родители и возлюбленные, но когда мы отдаем драгоценное время поклонения празднику, разрекламированному производителями поздравительных открыток, это указывает на гораздо более глубокую проблему: мы потеряли из виду Слово Божье. Но для того, чтобы церковь росла в размерах, как раз и нужно потерять Слово из виду.

Вместо того, чтобы призывать людей к верности, сентиментальная церковь должна создать для них уютную атмосферу, в которой они смогут послушать утешительное выступление сладкоголосого проповедника, фонтанирующего пламенными фразами, имеющими одну-единственную цель: вызвать у нас приятные чувства по поводу решений, которые мы уже приняли относительно своей жизни. Даже если наши убеждения окажутся на самом деле ложными — что ж, во всяком случае, мы хорошо провели время. Прежде всего, сентиментальная церковь не должна учить нас тому, что в Царстве Божьем верх — это низ, вход — это выход, а единственное, в чем мы обретаем истинную жизнь, — это не что иное, как смерть для себя и для других.

Но прагматизм, возможно, разрушает Церковь еще больше, чем сентиментальность. Прагматизм привел к возникновению совершенно новой нишевой индустрии, которую я называю «культурой церковного лидерства». Заимствуя приемы из бизнеса, учебники для церковных лидеров с готовностью объясняют заинтересованному пастору, как завоевать долю рынка. Однажды я слышал, как церковный консультант и гуру лидерства Дон Козинс заявил, что можно увеличить церковь в размерах и без Бога, если иметь хорошую проповедь, отличную музыку, убойное детское служение и живого молодежного работника. Кому знать, как не Козинсу? Ведь он принимал самое деятельное участие в создании церкви Уиллоу-Крик, а затем и всей культуры церковного лидерства. В прагматичной церкви значение имеет только один вопрос: «Поможет ли это моей церкви вырасти?»

Фундаментальная проблема с двойным хуком сентиментальности и прагматизма заключается, конечно же, в том, что задача Церкви — не хвалить людей за то, как они живут, а позволить Евангелию постоянно ставить их жизнь под сомнение. Церковь существует не для того, чтобы расти, и даже не для того, чтобы выжить. Задача Церкви — умирать. Непрестанно предаваться на смерть за этот мир, веруя, что за каждой смертью последует воскресение. А Бог вырастит то, Ему будет угодно вырастить. Увеличить церковь в размерах не трудно… трудно сохранить верность, остаться церковью, но это совсем другая история.

Я служу пастором в Церкви Искупления в г. Олата, штат Канзас. Наша церковь была создана в 2003 году, и в основу ее были положены принципы лидерства, которые работали, словно по волшебству. За первые три года с двух семей мы выросли до почти двухсот семей. Мы открыли филиал церкви в близлежащем городе и продолжали расти. Но когда мы решили отказаться от сентиментальности и прагматизма и сделать упор на верность, именно тогда число прихожан и начало… уменьшаться. Не могу сказать наверняка, потому что мы перестали считать людей по головам, но полагаю, что нас стало вполовину меньше. Когда меня спрашивают о моем видении роста церкви, я обычно говорю, что церковь должна умаляться и умирать; постоянно сокращать количество времени, ресурсов и сил, которые мы тратим на погоню за ощущением большой церкви, и тратить больше времени на то, чтобы оставаться верными Богу. Сегодня нашим единственным критерием является не успех, а верность. Успех — это то, что мы «делаем». Верность — это то, что мы «есть». Измерить ее очень трудно.

Внушать церкви, что она существует не ради благополучия своих членов, а ради жизни мира, — это плохая стратегия с точки зрения принципов церковного роста. Однако именно это церковь и должна делать. С этим нелегко согласиться, поскольку распятие кажется верным проигрышем — если только ты не веришь в воскресение. Верность представляется верным проигрышем — если только ты не веришь, что сила Евангелия намного превосходит нашу способность находить правильные ответы на правильные вопросы.

Итак, избави нас, Боже, от успешной церкви. Даруй нам церкви, которые чуждаются сентиментальности и прагматизма и не боятся уменьшения в размерах, которое является неизбежным результатом следования за Христом. Избави нас, Боже, от стратегий церковного лидерства. В конце концов, чтобы следовать стратегии, вера не нужна, зато нужна невероятная вера, чтобы взыскать Царства Небесного и предать все остальное в руки Божьи. Если я и научился чему-то в пасторском служении, так это тому, что верность несовместима с сентиментальностью и прагматизмом, и что, избрав верность, нужно быть готовым к малому.

How to Shrink Your Churh

Advertisements

Leave a Reply

Fill in your details below or click an icon to log in:

WordPress.com Logo

You are commenting using your WordPress.com account. Log Out /  Change )

Google+ photo

You are commenting using your Google+ account. Log Out /  Change )

Twitter picture

You are commenting using your Twitter account. Log Out /  Change )

Facebook photo

You are commenting using your Facebook account. Log Out /  Change )

Connecting to %s