Я не веду переговоры со слишком маленькими детьми – Иван Лещук

Я не веду переговоры со слишком маленькими детьми. Разговоры веду, а переговоры нет.

Я слушаю их, утешаю их, внушаю им, убеждаю их, иногда даже уступаю им, но никогда не веду с ними переговоры. Я терпеливо и с пониманием отношусь к их чувствам и даже упорному сопротивлению не уходить, например, из парка. Я увлекаю их, отвлекаю, “перепрограммирую”, но никогда не веду с ними переговоры. Нет, я не настаиваю на уходе лишь потому, что “я так сказал”. Я даже могу немного подождать (если ситуация и время мне позволяют). Но если нам действительно пора уходить, то мое твердое и уверенное решение – уходить или не уходить – может быть изменено или отсрочено только мной. Я могу озвучить для совсем маленького ребенка – мои веские причины для ухода. Но я не буду взывать к его совести.

Незрелый и перевозбужденный во время игры ребенок – часто не справляется самостоятельно с тем, что у него накопилось внутри. И я помогу ему преодолеть состояние фрустрации. Но я не буду упрашивать бунтующего и игнорирующего меня трехлетнего малыша до бесконечности. Если нам пора уходить из парка – то мы уйдем с ним вдвоем, и если нужно – я понесу его на руках. И даже если мой малыш устроит для меня показательную истерику в игрушечном магазине (“Я хочу, не уйду пока не купишь!”) – я не смущусь и не сокрушусь от его крика и плача. Возможно, что потом я куплю ребенку именно эту игрушку. Но это будет не из-за его истерики. Я не поддамся на провокации и манипуляции трехлетнего “бунтаря”.

Я не веду переговоры со слишком маленькими детьми. И я не заключаю со слишком маленькими детьми никаких договоров. Они могут пообещать что угодно, но они еще слишком незрелы, чтобы следовать нашим договоренностям. Они еще не способны к интеграции и не могут учесть два импульса одновременно. “Гулять так гулять”, я хочу гулять! А все обеты маме? Забыты. Договора со слишком маленькими детьми? Не смешите. А вот со старшими детьми и особенно подростками – я договариваюсь постоянно. И я заключаю с ними особые договора. И даже иду им на допустимые уступки и компромиссы. Особенно, когда нашим отношениям грозит “война”. “Горячая” или “холодная война” – это неважно. В “войне” между подросткaми и родителями – победителей не бывает. Проигрывают – все. Иногда – фатально. А потому, я сознательно веду переговоры с подростками. И я заключаю с ними серьезные договора. Но я не веду переговоры со слишком маленькими детьми.

Иван Лещук, из цикла “Записки на полях души”

Наивные христиане – Игорь Туник

Ігор Тунік

Ігор Тунік

После того, как человек примирился с Богом через Иисуса и стал христианином, следующее, о чем ему следует переживать – освящение (возрастание во Христе).  И вот тут многие христиане, подобно неквалифицированным врачам, выписывают абсолютно бесполезные лекарства.

Показатель духовной зрелости христианина – умение строить отношения (1 Ин.4:7, 10-11; 3:10; 2:9-11; Евр.11:6; Ин.13:34; 17:21, 23) (Ценности АМЦЕХУ http://amcecu.org/nashi-cennosti/)  Мы призваны строить отношения с  другими верующими в христианском сообществе,  членами нашей семьи и нашим нехристианским окружением. Эгоизм мешает нам это делать.  Себя мы все любим, а вот ближнего возлюбить, как самого себя, не выходит. Эгоизм проявляется в игнорировании других людей, а также в желании, чтобы все крутилось вокруг себя любимого: «Я – центр вселенной! Другие должны двигаться вокруг меня и моих интересов подобно тому, как планеты вращаются вокруг солнца».

Считается, что наличие нескольких детей в семье поможет ребенку не вырасти эгоистом. Иногда это так, но часто дети из многодетных семей напротив учатся хитрить, конкурировать и подставлять других братьев и сестер. Continue reading